Люси в шляпке

Похождения просвирни. Роман. Глава первая. .

Оригинал взят у ekolovrat в Похождения просвирни. Роман. Глава первая. .
                                                                                                        .
М.А.



В эту ночь просвирня церкви мучеников Кирика и Улиты Евлампия Никаноровна спала плохо. Сначала заснуть не могла, а потом стали такие сны сниться, что рассказать кому - должности лишишься.  А ведь Отцы церкви еще в 1551 году постановили, что печь просфоры может только вдова или девица старше 50. Чтобы, значит, хульных мыслей у нее не возникало.


То есть у  Макара Кузьмича, соседа Евлампии Никаноровны и в 70 хульные мысли возникают, а ей с 1551 года не положено было помыслить ни о чем, аще как о кринах сельных.
Ну конечно, с другой стороны Евлампия была не только просвирня, а еще и бывший бухгалтер. Просто, как отремонтировали церковь, так решили печь сами просфоры. а потом еще и хлеб, и плюшки. Брали сами, туристы, которых последнее время стало много, покупали, и в конце концов Евлампия распрощалась со своей уже порядком надоевшей работой и занялась выпечкой. Так что может и ничего, что что-то снится. Про бухгалтеров же ничего не написано, им-то, значит, можно.
Так вот, приснился Евлампии Никаноровне странный сон. Будто идет она по бережку реки Песья Деньга, кругом красота, свежесть и вдруг откуда не возьмись козел. Да не простой. С одного боку вроде козел-козлом, а с другого заезжий дачник, про которого говорили. что приехал он в Вытегру что-то писать в журналы.
В жизни, не во сне этот дачник брал у просвирни козье молоко и говорил при этом какие-то странные слова. Козу ее Райку обозвал "архетипом" и "классикой деревенского быта", а про себя говорил, что "припадает к истокам". Хотя на самом деле никуда не припадал, а спал до обеда, потом шлялся по деревне в коротких штанах, да ел творог.
Насчет "архетипа" Евлампия Никаноровна даже советовалась с батюшкой. Отец Александр ее успокоил, сказал, что в этом обиды для Райки нет, но просвирня все равно побрызгала козу святой водой.
И вот этот-то полу-козел, полу-дачник и явился Евлампии во сне под пятницу. При виде ее он встал на задние лапы и похабным голосом заблеял песню про Прованс, которую недавно передавали по телевизору. Пел и пританцовывал, гнусно подергивая хвостом.
В общем, день начался не очень.
А к обеду случилось вообще небывалое. Почтальонша Лида принесла просвирне огромный конверт, из желтоватой крафт-бумаги, весь обклеенный марками. А из этого конверта вывалилась куча листочков, на которых мелким шрифтом сообщалось, что в Ницце на 95-м году жизни скончался князь Белосельский-Белозерский. " Вот новость так новость",  - подумала Евлампия и хотела уже сунуть эти бумаги к лучинам на растопку, но скользнула взглядом ниже и прочла, что оказывается ее папа Никанор Иванович Суржиков вовсе и не Суржиков, а князь Белосельский-Белозерский, племянник этого, умершего в Ницце, а она вроде как княжна и наследница особняка в Ницце, акций многих компаний и ресторана на Лазурном берегу.
   Как, что и почему написано было подробно. но читать все внимательно Евлампия не могла, слезы не давали. Обидно было и за папу, и за родственника, и за то, что вот не повидались. Но письму она поверила сразу, знала, что у нас и не такое было и бывает.
   В конце огромного послания представитель адвокатской конторы "Дорман, Шлихт  и Розанов" сообщал, что поскольку ему неизвестно отношение г.Суржиковой к авиаперелетам, то он взял на себя смелость забронировать ей билет на поезд Москва - Ницца за счет конторы, а так же напомнить, что ей надо срочно обратиться за загранпаспортом.
   Вечером Евлампия собрала военный совет. Присутствовали почтальон Лида, попадья матушка Ксения, библиотекарша Катя и  сосед Макар Кузьмич. Дачника решили не звать.
Единогласно было решено ехать. Дальше начались прения.
Лида говорила, что все надо зафотографировать и посылать заметки о поездке в местные газеты. Макар Кузьмич потирал руки и радовался, что дачник умоется и утрется, не он тут самый культурный.
Библиотекарша, краснея, сказала :"Понимаете, Евлампия, Вам надо переодеться".
"Ну естественно", удивилась просвирня. "Не в халате же я поеду. У меня есть костюм трикотажный приличный, туфли хорошие. Блузку белую надену."
-"Нет", воскликнула попадья. " Тут надо что-то другое. Костюмом тут не обойдешься".
Она подняла глаза к потолку, потом сделал рукой какое-то странное движение, как будто-закручивала лампочку, и уверенно продолжила.
" Надо срочно ехать в Череповец. Вам нужна шляпа".
Продолжение будет...







promo marinagra february 28, 2015 07:47 227
Buy for 20 tokens
"Главная линия этого опуса ясна мне насквозь!" - говорил кот Бегемот. Главная линия литературно-художественного котоальманаха "Коты через века" - образы котов в культуре разных стран и эпох. Вы узнаете о котах в фольклоре, живописи и графике, поэзии и прозе, мультипликации и…
Так смеялась, с нетерпением буду ждать продолжения.)
Еремей, это очень многообещающее начало! Смеюсь до слез и восхищаюсь Вашим талантом. Просто хочется находиться поближе к творческому процессу, а может чем и подсобить. Это ведь действительно тянет на литературное событие! С нетерпением жду продолжения)
Остаюсь неизменная поклонница Вашего многогранного дарования
Сеньора де ла Кота Ус.

"Не хотелось бы никого обижать" (с), но некоторым авторам историко-детективных романов, равно как и писателям-"деревенщикам", остается накрыть клавиатуру тряпочкой и переквалифицироваться в ... бухгалтеры.

Ждем, ждем мы продолжения
Не только в день рождения...
Полностью согласна! Один только образ козловатого дачника его стоит! ))) а колорит, а слог!
Вот, так получаются шедевры! Вот что значит, непосредственная близость писателя к народной жизни, к самим её истокам...