promo marinagra february 28, 2015 07:47 227
Buy for 20 tokens
"Главная линия этого опуса ясна мне насквозь!" - говорил кот Бегемот. Главная линия литературно-художественного котоальманаха "Коты через века" - образы котов в культуре разных стран и эпох. Вы узнаете о котах в фольклоре, живописи и графике, поэзии и прозе, мультипликации и…
Александр Дольский
Все идешь и идешь, и сжигаешь мосты
Правда где, а где ложь, слава где, а где стыд.
А Россия лежит в пыльных шрамах дорог
А Россия дрожит от копыт и сапог.

Господа офицеры, голубые князья
Я конечно не первый, и последний не я
Господа офицеры, я прошу вас учесть
Кто сберег свои нервы, тот не спас свою честь.

Кто мне враг, кто мне брат, разберусь как нибудь
Я российский солдат, прям и верен мой путь.
Даже мать и отца, даже дом свой забыть
Но в груди до свинца всю Россию хранить.

Господа офицеры, мне не грустно, о нет
Господа офицеры, я прошу вас учесть
Суд людской или божий, через тысячу лет
Господа офицеры, не спасет вашу честь.

Я врагов своих кровь проливаю моля
Ниспошли мне любовь, о Россия моя.
А Россия лежит в пыльных шрамах дорог
А Россия дрожит от копыт и сапог.

Господа офицеры, голубые князья
Я конечно не первый, и последний не я
Господа офицеры, я прошу вас учесть
Кто сберег свои нервы, тот не спас свою честь.

Нет мне доли другой, ни в любви, ни в боях
Только твой непокой, о Россия моя.
А Россия лежит в пыльных шрамах дорог
А Россия дрожит от копыт и сапог.

Господа офицеры, голубые князья
Я конечно не первый, и последний не я
Господа офицеры, я прошу вас учесть
Кто сберег свои нервы, тот не спас свою честь.
Городницкий


Много раз объясняли мне это, и все же неясно пока мне, –
Почему не цветы на могилы евреи приносят, а камни?
Потому ли, что в жарких песках Аравийской пустыни,
Где в пути они гибли, цветов этих нет и в помине? [more]

Потому ли, что там, где дороги души бесконечны,
Увядают цветы, а вот камни практически вечны?
Или в том здесь причина, что люди стремятся нередко,
Снявши камень с души, передать его умершим предкам?

Потому ли, что Бог, о идущих к нему вспоминая,
Эти камни горячие сыпал со склона Синая,
Где над желтой рудой, в голубой белизне пегматита
Прорастали слюдой непонятные буквы иврита?

Может быть, эти камни – осколки погибшего храма,
Что немало веков сберегают потомки упрямо?
К ним приходят потом, как к стене неизбывного плача,
Вспоминая о том, кто уже невозвратно утрачен.

А скорее, и в этом, возможно, основа идеи,
Эти камушки – часть каменистой земли Иудеи,
Чтобы всюду усопшие, где бы они ни лежали,
Вспоминали Отчизну, откуда их предки бежали.

Много раз объясняли мне это, и все же понять я не в силах,
Почему только камни лежат на еврейских могилах?
Я не знаю причины, но, верный традициям этим,
И холодной зимой, и неласковым питерским летом

На Казанское кладбище, к старой раскидистой ели,
На могилу родителей камни несу я в портфеле.
Никаких не скажу над могилой родительской слов я, –
Принесенные камни у их положу изголовья,

Постою над плитой, над водою невидимой Стикса,
Подчиняясь крутой позабывшейся воле инстинкта.
И когда под плиту эту лягу я с предками рядом,
Под осенним дождем, под весенним прерывистым градом,

Принесите мне камушки тоже – неважно какие,
Но желательно все же, чтобы был среди них рапакиви.
Потому что порвать не могу я связующей нити
С этим городом вечным, стоящим на финском граните,

Где родился когда-то и вновь, вероятно, усну я,
Чужеродную землю наивно приняв за родную.
Городницкий

Потянуло теплом от распадков соседних,
И каймой голубой обведён горизонт.
Значит, стуже назло, мой седой собеседник,
Мы холодный с тобой разменяли сезон.
Нам подарит заря лебединые трели,
Перестанет нас мучить подтаявший наст.
Пусть болтают зазря о весеннем расстреле, -
Эта горькая участь, авось, не про нас.

Станут ночи светлы, и откроются реки,
В океан устремится, спотыкаясь, вода.
Нам уже не уплыть ни в варяги, ни в греки.
Только сердце, как птица, забьётся, когда
Туча белой отарой на сопке пасётся,
И туда, где не знают ни шмона, ни драк,
Уплывает устало колымское солнце,
Луч последний роняя на тёмный барак...


И снова Окуджава

Голубой человек в перчатках,
в красной шапочке смешной
поднимается по лестнице,
говорит: - Иду домой. -

Вот до верха он добрался,
вот - под крышею самой,
но упрямо лезет выше,
говорит: - Иду домой. -

Вот - ни крыши и ни лестниц.
Он у неба на виду.
Ты куда, куда, несчастный?!
Говорит: - Домой иду... -

Вот растаяло и небо -
мирозданья тишь да мрак,
ничего почти не видно,
и земля-то вся - с кулак.

- Сумасшедший, вон твой дом!
- Где мой дом? - Да вон твой дом!.. -
Шар земной совсем уж крошечный -
различается с трудом.

- Эй, заблудишься, заблудишься!
Далеко ли до беды? -
Он карабкается, бормочет:
- Не порите ерунды!..
И снова Окуджава


Непокорная, голубая волна
Всё бежит, всё бежит, не кончается.
Море Чёрное, словно чаша вина,
На ладони моей все качается.

Я все думаю об одном, об одном,
Словно берег надежды покинувши.
Море Чёрное, словно чашу с вином,
Пью во имя твоё, запрокинувши.

Неизменное среди многих морей,
Как расстаться с тобой, не отчаяться?
Море Чёрное на ладони моей,
Как баркас уходящий, качается.
Полночь.Тэффи.

Светом трепетной лампады
Озаряя колоннады
Белых мраморных террас,
Робко поднял лик свой ясный
Месяц бледный и прекрасный
В час тревожный и опасный,
В голубой полночный час.
И змеятся по ступени,
Словно призрачные тени
Никогда не живших снов,
Тени стройных, тени странных,
Голубых, благоуханных,
Лунным светом осиянных,
Чистых ириса цветов.
Я пришла в одежде белой,
Я пришла душою смелой
Вникнуть в трепет голубой
На последние ступени,
Где слились с тенями тени,
Где в сребристо-пыльной пене
Ждёт меня морской прибой.
Он принёс от моря ласки,
Сказки-песни, песни-сказки
Обо мне и для меня!
Он зовёт меня в молчанье,
В глубь без звука, без дыханья,
В упоенье колыханья
Без лучей и без огня.
И в тоске, как вздох бездонной,
Лунным светом опьянённый,
Рвёт оковы берегов...
И сраженный, полный лени,
Он ласкает мне колени,
И черней змеятся тени
Чистых ириса цветов...
Окуджава. шарик голубой, да не тот...

Ах ты, шарик голубой,
грустная планета,
что ж мы делаем с тобой,
для чего все это?!

Всё мы топчемся в крови,
а ведь мы могли бы...
Реки, полные любви,
по тебе текли бы.

И снова Окуджава

Над синей улицей портовой
всю ночь сияют маяки.
Откинув ленточки фартово,
всю ночь гуляют моряки.

Кричат над городом сирены,
и чайки крыльями шуршат,
и припортовые царевны
к ребятам временным спешат.

Ведь завтра, может быть, проститься
придут ребята, да не те...
Ах, море -- синяя водица!
ах, голубая канитель!

Его затихнуть не умолишь --
взметнутся щепками суда.
Земля надежнее, чем море,
так почему же вы туда?

Волна соленая задушит --
ее попробуй, упросить...
Эх, если б вам служить на суше,
да только б ленточки носить!
И снова Окуджава

А что я сказал медсестре Марии,
когда обнимал ее?
- Ты знаешь, а вот офицерские дочки
на нас, на солдат, не глядят.

А поле клевера было под нами,
тихое, как река.
И волны клевера набегали,
и мы качались на них.

И Мария, раскинув руки,
плыла по этой реке.
И были черными и бездонными
голубые ее глаза.

И я сказал медсестре Марии,
когда наступил рассвет:
- Нет, ты представь: офицерские дочки
на нас и глядеть не хотят.
Re: И снова Окуджава
Наталья, Вы дышите в затылок лидеру Вике!))))

Edited at 2011-12-27 07:48 pm (UTC)
Все еще Окуджава

Осень ранняя.
Падают листья.
Осторожно ступайте в траву.
Каждый лист — это мордочка лисья...
Вот земля, на которой живу.

Лисы ссорятся, лисы тоскуют,
лисы празднуют, плачут, поют,
а когда они трубки раскурят,
значит — дождички скоро польют.

По стволам пробегает горенье,
и стволы пропадают во рву.
Каждый ствол — это тело оленье...
Вот земля, на которой живу.

Красный дуб с голубыми рогами
ждет соперника из тишины...
Осторожней: топор под ногами!
А дороги назад сожжены!

...Но в лесу, у соснового входа,
кто-то верит в него наяву...
Ничего не попишешь: природа!
Вот земля, на которой живу.
Получила приглашЭнье,вся спешу!Привет,веселье тут ужО
голубой топаз

голубые фишки
http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8C/%C2%AB%D0%93%D0%BE%D0%BB%D1%83%D0%B1%D1%8B%D0%B5%20%D1%84%D0%B8%D1%88%D0%BA%D0%B8%C2%BB/
ВИА"Голубые гитары"
http://video.mail.ru/mail/kasta20/258/2104.html
Голубогла́зка узколи́стная


..ну и финалЮСЯ фильмом -Голубоглазый Микки" ('Mickey Blue Eyes', 1999)
Re: Получила приглашЭнье,вся спешу!Привет,веселье тут у
Шестнадцатый игрок! Приветствую вас, Вы подбавили красоты на нашу страничку!)
И последний (на сегодня) Окуджава


Живописцы, окуните ваши кисти
В суету дворов арбатских и в зарю,
Чтобы были ваши кисти, словно листья,
Словно листья, словно листья к ноябрю.


Окуните ваши кисти в голубое,
По традиции забытой городской,
Нарисуйте и прилежно и с любовью, |
как с Любовью мы проходим по Тверской.

Мостовая пусть качнется, как очнется!
Пусть начнется, что еще не началось.
Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтется...
Что гадать нам: удалось - не удалось?

Вы, как судьи, нарисуйте наши судьбы,
Наше лето, нашу зиму и весну...
Ничего, что мы чужие, вы рисуйте!
Я потом, что непонятно, объясню.
Re: И последний (на сегодня) Окуджава
Окуджава уже частично был, сверять нет сил.
Спать пора, уснул бычок, лег в кроватку (голубую) на бочок...
Снятся людям иногда голубые города, а нам приснятся наверняка!))))
До завтра!
Екатерина Горбовская
1Про барашка

Он был нахален, глуп и весел,
Хоть и ходил еще с трудом,
И при ходьбе, как ножки кресел,
Он ставил ноги под углом.

И он считал, что все на свете
Уже постиг, как дважды два,
Что для него растут в кювете
Лопух, ромашки и трава,

Что солнце для него купалось
В далекой бездне голубой,
Судьба барашку улыбалась,
И он доволен был судьбой.
Но он. не знал, комок кудряшек,
Что в той улыбке спрятан клык...
Он верил в то, что он - барашек,
Но он не знал, что он - шашлык.

2ДЕСЯТЫЙ КЛАСС

Ах, бабье лето, бабье лето -
Опять осенняя весна.
И, словно призрак с того света,
На месте туч - голубизна.
А я еще училась в школе,
И вот уж ровно девять лет
Цветенье солнца в синем поле
Мне заменял ученья свет.
Ломая зубы, я брезгливо
Грызу учебников гранит,
Страшнее атомного взрыва
Будильник затемно звонит,
И полновластные, как боги,
То запрещая, то веля,
Мы справедливы, хоть и строги,
Внушают нам учителя.
Но будет вечер, будет лето,
И все былое - позади,
Я буду лучше всех одета
И завита на бигуди.
Я буду самой развеселой,
Но под конец, припав к окну,
Прощаясь с ненавистной школой,
О чем-то горестно всплакну.

3
Ты помнишь, сколько мне дано,
Как я умею -
Всю ночь плясать, всю ночь не спать,
А утром - даже не зевать,
Ты помнишь, как Тебя люблю
И как жалею?
Ты помнишь, что я лучше всех,
Ты помнишь, как звучит мой смех,
Когда ты с нею?
А вечер нежно-голубой,
Нам глупо ссориться с тобой.
Что наши ссоры - лишь слова,
К тому же я всегда права.
4
В тихом омуте, в тихом омуте,
В тихом омуте - тихий ад.
В этой комнате, если помните,
Я вас выбрала - наугад.

Я подумала: “Вот и встретила…”
И не думала ни о чём…
Как же я тогда не заметила
Эту женщину в голубом?

5Божья верность.

Не всегда мать прощает сыну .
Жена мужу не всё простит .
Муж жену заболевшую кинет ,
Если похоть к другой манит .

Только Бог никогда не бросит ,
Преступленье простит любое .
И уйдет промозглая осень .
Снова небо вокруг голубое .

С Ним печали свои забудешь ,
Только сердце Ему открой .
И Любовь Божья вечно будет !
Вечно будет она с тобой !


6
NOTTING HILL
В этих белых домах жемчуг крупный и мелкий,
С золотою каёмочкой голубые тарелки…

Но ещё до меня за меня решено:
Мне не жить в тех домах,
Мне не пить то вино.
Я пасусь на своём
Разноцветном лугу
И меняю лишь то,
Что хочу и могу.
Я нигде не бываю,
И ни с кем не дружу,
И, наверное, больше никого не рожу.
Габриэль Гарсиа Маркес "Глаза голубой собаки"
"Мне всегда
хотелось услышать, как бьется твое сердце". - "Если мы встретимся наяву, ты
сможешь приложить ухо к моей груди и услышишь". -"Если мы встретимся
наяву..." Она положила руки на стеклянный колпак и промолвила: "Глаза
голубой собаки. Я всюду повторяю эти слова".
Глаза голубой собаки. С помощью этой фразы она искала меня в реальной
жизни, слова эти были паролем, по которому мы должны были узнать друг друга
наяву. Она ходила по улицам и повторяла как бы невзначай: "Глаза голубой
собаки". И в ресторанах, сделав заказ, она шептала молодым официантам:
"Глаза голубой собаки". И на запотевших стеклах, на окнах отелей и вокзалов
выводила она пальцем: "Глаза голубой собаки". Люди вокруг лишь недоуменно
пожимали плечами, а официанты кланялись с вежливым равнодушием. Как-то в
аптеке ей почудился запах, знакомый по снам, и она сказала аптекарю: "Есть
юноша, которого я вижу во сне. Он всегда повторяет: "Глаза голубой собаки".
Re: Габриэль Гарсиа Маркес "Глаза голубой собаки"
Ой! Как я люблю этот рассказ! И не вспомнила!!! :)
Иван Бунин "Раскрылось небо голубое..."
Раскрылось небо голубое
Меж облаков в апрельский день.
В лесу все серое, сухое,
И паутиной пала тень.

Змея, шурша листвой дубовой,
Зашевелилася в дупле
И в лес пошла, блестя лиловой,
Пятнистой кожей по земле.

Сухие листья, запах пряный,
Атласный блеск березняка...
О миг счастливый, миг обманный,
Стократ блаженная тоска!