Соломенная шляпка

Время ангелов. Часть 2

Начало рассказа об ангелах ЗДЕСЬ.
Итак, нам остается сделать последний шаг из высших сфер к грешной земле
и обратиться к собственно ангелам, самым близким человеку небесным созданиям.

В книге «Бытие» мы находим сразу несколько историй, в которых повествуется о явлениях
ангелов. Первым из ветхозаветных патриархов, кто удостоился чести лицезреть небесных
посланцев, был Авраам. «И явился ему Господь у дубравы Мамре», – читаем мы в 1-м стихе
18-й главы. Однако 2-й стих не очень согласуется с первым: «Он возвел очи свои и взглянул,
и вот, три мужа стоят против него». Далее это смешение продолжается: Авраам радушно
принимает и угощает троих гостей, но о том, что у Авраама и Сарры родится сын и что от них
«произойдет народ великий», говорит сам Господь. Слово «ангел» в 18-й главе вообще ни
разу не употребляется! Ангелы появляются лишь в следующей, 19-й главе: два (заметьте,
уже не три) ангела направляются от гостеприимного Авраама в Содом, чтобы покарать
его грешных жителей.



Мозаика «Авраам и три ангела». Церковь Сан-Витале, Равенна.532-547 гг.

Так кто все-таки посетил Авраама - сотворенные Богом ангелы, сам Бог, принявший обличие
«трех мужей», или Бог в сопровождении двух ангелов? Один из основных догматов христианской
церкви – единство Бога в трех лицах: ветхозаветного Бога-отца, Божественного Сына (Христа) и
Святого Духа. Три странника, явившиеся Аврааму, были, в трактовке христианских толкователей
Ветхого Завета, триединым Богом – Ветхозаветной Троицей.

Изображения Ветхозаветной Троицы встречаются уже в 5-6 вв. в мозаиках церквей Санта-Мария
Маджоре в Риме и Сан-Витале в Равенне. В этих мозаиках, так же как и на русских иконах, сцена
напоминает бытовую зарисовку. Трое ангелов, похожих, словно близнецы, сидят в тени дубравы
за накрытым столом, вокруг которого хлопочут Авраам и Сарра. Иногда изображались даже слуги,
закалывающие тельца или пекущие хлеб.


Мозаика «Авраам, Сарра и три ангела». 432- 440 гг.
Церковь Санта-Мария Маджоре, Рим.

Так было, пока в самом начале 15 столетия этот сюжет не взялся пересказать гений – русский
иконописец Андрей Рублёв. В рублёвской «Троице» нет отягощенного подробностями рассказа о
событии, нет движения, нет действия, минимум деталей. Перед нами трое ангелов, стол с чашей,
условный пейзаж. Эту икону не рассматривают, но сосредоточенно созерцают, словно погружаясь
в умиротворяющие волны, глубоко проникаясь ощущением законченной гармонии. Пытаясь
постичь тайну этой гармонии, историки искусства не раз анализировали построение и колорит
«Троицы»: повторяющийся в композиции мотив круга, чередование изогнутых и прямых линий,
едва уловимую асимметрию, тонкие переклички цвета. Рублёвские ангелы подобны друг другу,
но не тождественны, и сходство лишь сильнее подчеркивает неповторимость каждого из них.


Андрей Рублев. Троица Ветхозаветная. Нач. 15 в.

Ветхозаветная Троица - нерасторжимое единство нескольких сущностей - была для современников
Рублёва символом духовного согласия и грядущего объединения Русской земли. Отвечая на
запросы своей эпохи, русский иконописец создал произведение, которое по сей день остается
современным и находит отклик в душе каждого человека, независимо от его убеждений. Если
верующий христианин, глядя на «Троицу», узрит Бога, единого в трех лицах, то философ будет
размышлять о единстве и бесконечном разнообразии форм живой материи. И всем нам, как и во
времена Рублёва, «Троица» дает надежду на то, что человечество способно объединиться и
преодолеть разрушительную рознь. 


Ян Ливенс. Жертвоприношение Авраама. Перв. пол.17 в.
Андреа дель Сарто. Жертвоприношение Авраама. 1527 г.

Но вернемся к ветхозаветным патриархам. Второй раз ангел явился Аврааму, чтобы в последний миг
предотвратить жертвоприношение его сына Исаака, которое он должен был совершить по велению Бога.
На картине голландского художника Яна Ливенса Авраам и Исаак стоят на коленях, исступленно обнимая
друг друга. Оба смотрят на небо, словно вопрошая, за что им послано такое тяжкое испытание. Картина
страстного Караваджо построена на контрасте света и тени, мирного пейзажа и порывистого движения.
Три сплетающиеся руки и три потрясенных лица - ангела, Авраама и Исаака - образуют как бы
светящийся треугольник на спокойном нейтральном фоне.


Микеланджело да Караваджо. Жертвоприношение Исаака. 1601 г.

И наконец, Рембрандт. Сравним его знаменитое полотно «Жертвоприношение Авраама» с работами
Ливенса и Караваджо, а также с эффектной картиной флорентийца Андреа дель Сарто. Изобразить
искаженное ужасом лицо Исаака, отчаяние,   жалость и растерянность на лице Авраама – такое
решение представлялось самым убедительным и логичным всем художникам, кроме Рембрандта.
На его картине мы вовсе не видим лица Исаака. Авраам закрыл его рукой, и в этом жесте
сосредоточены все чувства отца: единственное, что он еще может сделать для сына, это избавить его
от ужасного зрелища. Волшебный рембрандтовский свет падает, как и у Караваджо, на руки и лица
Авраама и ангела. Но самое освещенное место на холсте –   беззащитная грудь Исаака, простертого
перед отцом: жертва не принесена, но она принята Богом, защитившим и осенившим своим светом
обреченного на заклание юношу.


Рембрандт. Жертвоприношение Авраама. 1635 г.

Встречался с ангелами и патриарх Иаков. Однажды он заснул в некоем уединенном месте, и
ему приснился странный сон: «лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот ангелы
Божии восходят и нисходят по ней» (Быт., 28:12). На вершине лестницы стоял Господь, который
предрек народу Иакова великое будущее. Сон Иакова стал для богословов отправной точкой в их
представлениях об ангелах как о посредниках между Богом и человеком. Этот сюжет часто
встречается в книжных миниатюрах. Крупных произведений на эту тему немного, но среди них
есть очень эффектные, например, две фрески Рафаэля в Папском дворце в Ватикане и фреска
Тьеполо в Папском дворце в Удине.



Рафаэль Санти. Фреска «Сон Иакова». 1513-14 гг. Папский дворец, Ватикан


Рафаэль Санти. Фреска «Сон Иакова». 1518-19 гг. Папский дворец, Ватикан

Одна из самых удивительных библейских историй – единоборство Иакова с Богом (или с ангелом?).
Ночью к Иакову явился Некто и боролся с ним до восхода. А когда соперник увидел, что ему не одолеть
Иакова, он вывихнул ему сустав бедра и попросил отпустить его. Но Иаков не отпустил противника, пока
не получил от него благословения: «отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль; ибо ты боролся с Богом
и человеков одолевать будешь» (Быт., 32:28). Теологи обычно склоняются к тому, что Иакову явился
Бог в образе ангела, чтобы испытать своего избранника с целями, о которых можно размышлять бесконечно.


Джованни Баттиста Тьеполо. Лестница Иакова. Папский дворец в Удине. После 1726 г.

Свой вариант прочтения этого сказания предложил Рембрандт. На картине «Борьба Иакова с ангелом»
(1659) запечатлен как раз тот момент, когда ангел, увидев, что не одолевает Иакова, «коснулся состава
бедра его» (Быт., 32:25). Но ангел отнюдь не выглядит побежденным, более того, из них двоих прилагает
усилия лишь один Иаков, ангел же спокоен и безмятежен, он словно обнимает Иакова, а не меряется с
ним силой. Это не сражение, а некая исполненная особого значения встреча. Смысл ее раскрывается нам,
когда мы замечаем, что мужественный бородатый Иаков и златокудрый ангел, с лицом одновременно
по-мужски решительным и по-женски нежным, похожи, как братья. Иаков словно борется с самим собой,
со своим идеальным двойником, и это сражение – залог его развития, внутреннего роста. Уподобляя
человека ангелу, Бог поднимает Иакова на новую высоту и одновременно, повредив его плоть,
очерчивает границы его человеческого могущества.


Рембрандт. Борьба Иакова с ангелом. 1659 г.

Для героев Рембрандта встреча с ангелом – это драгоценный миг духовного просветления, но есть
среди них один, напрочь лишенный внутреннего зрения, которое позволяет человеку различать
знамения судьбы. Это маг и прорицатель Валаам, история которого изложена в ветхозаветной книге
«Числа» (22-24). Царь Моава пригласил Валаама, чтобы тот произнес ритуальное проклятье народу
Израиля. По дороге перед Валаамом предстал ангел с мечом и преградил ему путь. Но ангела увидела
лишь ослица Валаама, которая, несмотря на то, что хозяин набросился на нее с побоями, свернула с
дороги и упорно отказывалась двигаться дальше (отсюда выражение «валаамова ослица», которым,
не совсем справедливо, награждают упрямцев). Лишь когда ослица вдруг заговорила человеческим
голосом и стала упрекать жестокого хозяина, Валаам наконец увидел ангела.


Рембрандт. Валаамова ослица. 1626 г.

На раннем (1626) полотне Рембрандта Валаам, с поднятой для удара палкой, слушает обернувшуюся
к нему ослицу, а рядом парит ангел с воздетым мечом. Художник являет нам аллегорию человеческой
слепоты, причина которой – неправедность и гордыня. Самодовольный, богато одетый Валаам, считающий
себя воплощением мудрости, бьет ослицу, в то время как над ним самим занесен меч Божественного
возмездия.


Правая створка Уилтонского складного алтаря. 1389 г.

В произведениях на евангельские сюжеты изображения ангелов неисчислимы. Однако прежде чем мы
обратимся к работам европейских мастеров, важно отметить одно существенное отличие между Ветхим
и Новым Заветами. Ветхозаветный Бог, незримый и непостижимый, мог возвещать свою волю через
посланцев-ангелов или принимать, являясь к людям, ангельское обличье. Иисус же, как «вочеловечившийся»
Бог, сам был посланцем своего Небесного Отца и потому в посредничестве ангелов не нуждался. Не случайно
в Евангелиях ангелы являются людям лишь в самом начале, например, в сценах Благовещения и
Рождества, и в конце, когда ангелы встречают женщин у пустого гроба Иисуса и возвещают, что он воскрес
(Лука, 24:1-6; Иоанн, 11-13). Поэтому ангелы, которых мы видим в большинстве произведений евангельской
тематики, - это своего рода небесные «статисты», выполняющие очень важную, но все же вспомогательную
роль. Они представляют мир небесный и подтверждают божественную сущность происходящего, но не
являются главными героями чудесных событий. Так на картинах «Мадонна с младенцем» ангелы держат
над Царицей Небесной корону, в сценах Страшного Суда – трубят в трубы, фигуры ангелов мы часто
видим в верхней части композиции «Распятие».


Гуго ван дер Гус. Рождество. Центральная часть алтаря Портинари. 1475 г.

Разница между ангелом-вестником и ангелом-«статистом» ясно видна в произведениях на тему
«Рождество». Из Евангелия от Луки мы узнаем, что пастухам, которые сторожили стада неподалеку
от Вифлеема, ангел возвестил рождение Иисуса. Вслед за ним явилось «многочисленное воинство
небесное, славящее Бога и взывающее: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение».
Пастухи поспешили в Вифлеем, чтобы своими глазами увидеть чудесного младенца (Лука, 2:8-16).
Характерно трогательное «Рождество» нидерландского художника Гуго ван дер Гуса (1475). Крошечные
фигурки небесного вестника и пастухов едва различимы в верхнем правом углу картины, а к младенцу-
Иисусу со всех сторон протягивают в молении   руки коленопреклоненные или летящие ангелы. В других
композициях ангелы подносят Иисусу символические дары, танцуют, музицируют, поют, держа в руках
свитки с текстом славословия «Слава в вышних Богу».


Мелоццо да Форли. Ангел, играющий на виоле.
Фрагмент фрески из церкви Санти Апостоли. 1477-1480.

Интересно проследить, как именно изображались ангелы в разные эпохи. В средневековой живописи
и скульптуре они почти неотличимы друг от друга. Это один и тот же образ, повторенный несколько раз.
Незначительно меняться может только размер фигур, поза или цвет одеяния. «Звездный час» наступил
для ангелов в эпоху Возрождения. Эти совершенные гармоничные создания неизменно вдохновляли
ренессансных мастеров. Ведь художники Возрождения одной из высших целей искусства считали
создание образа идеального человека, а что ближе к воплощению идеала, чем ангел? Прекрасноликие
радостные ангелы как нельзя более соответствовали жизнеутверждающему, созидательному духу
Ренессанса.


Стефан Лохнер. Мария в беседке из роз. 1430 г.

Ренессансные ангелы, так же как и люди той эпохи, - существа активные, творческие. Традиционные
сцены прославления Бога превратились в работах художников Возрождения в настоящие ангельские
концерты, по которым можно изучать музыкальную культуру того времени. Орган, лютня, скрипка, флейта,
арфа, цимбалы, тромбон, виола-да-гамба… Таков далеко не полный перечень инструментов, на которых
играют ангелы. Играют с таким вдохновением, что мы словно слышим музыку! Вот ударили по струнам
лютнисты в композиции Пьеро делла Франческа «Рождество» (1470-е гг.), нежно касается смычка крылатый
скрипач на фреске Мелоццо да Форли (1481), отрешенно смотрит в небо органист на картине Стефана
Лохнера «Мария в беседке из роз» (1430). И наконец, самый знаменитый ангельский оркестр мы видим
в композиции «Прославление мадонны» Матиса Нитхардта (Маттиаса Грюненвальда).


Матис Нитхардт (Маттиас Грюненвальд). Ангельский концерт.
Фрагмент Изенгеймского алтаря. 1512-1515 гг.

Не менее выразительны поющие ангелы. Посмотрите на ангельский хор, написанный братьями Ван Эйк
на одной из створок Гентского алтаря (1422-1432.). Хористы поют сосредоточенно, напряженно, с
характерной мимикой. Так же как музыканты Нитхардта, они не отличаются безупречной «ангельской»
красотой. Прекрасными их делает не совершенство черт, а отблеск вдохновения на лицах.


Братья ван Эйк. Поющие ангелы. Створка Гентского алтаря. 1422-1432 гг.

Обворожительны ангелы Сандро Боттичелли - мечтательно-отрешенные, невесомые, гибкие. В
великолепном «Рождестве» (ок.1500) двадцать ангелов со всех сторон обрамляют основную сцену!
На переднем плане трое ангелов в порыве радости обнимаются с праведниками, слева ангел ведет к
новорожденному младенцу трех восточных царей, справа – симметричная композиция: ангел с тремя
пастухами. На крыше хижины ангелы поют традиционный рождественский хорал, а в поднебесье
кружится ангельский хоровод. Вокруг более спокойных центральных фигур возникает водоворот легких
порывистых движений. Уберите мысленно с картины ангелов – и этот изумительно красивый ритмический
узор исчезнет вместе с ними.


Сандро Боттичелли. Рождество. Ок.1500 г.

В искусстве эпохи Возрождения у ангелов появились крылатые собратья – герои античных мифов, которых
ренессансные художники изображали едва ли не охотнее, чем библейских персонажей. Самым популярным
и симпатичным среди них был Эрот (Купидон, Амур) – крылатый бог любви, сын Афродиты (Венеры) и ее
неизменный спутник. Эрота обычно представляли в виде шаловливого, часто обнаженного, младенца. Он
вооружен луком и стрелами, чтобы пронзать сердца влюбленных. Вы уже, наверное, догадались, что
трогательные голенькие ангелы-младенцы, которых стали называть итальянским словом «путти», появились
в европейском искусстве под влиянием изображений Эрота. Самые знаменитые ангелочки – те, которых
написал Рафаэль в нижней части картины «Сикстинская мадонна» (1513-14). С выражением детской
непосредственности и недетской мудрости смотрят они ввысь. Чувствуется, что это не просто умные дети,
а высшие существа, которым, несмотря на младенческое обличие, ведома некая тайна.



Рафаэль Санти. Сикстинская мадонна. Фрагмент. 1513-14 г.

В эпоху барокко все больше ангелов появляется на картинах и фресках, в скульптурном декоре дворцов
и храмов. Для стиля барокко с его стремлением к сложным, пышным, подвижно-изменчивым формам,
образ ангела был настоящей находкой. Развевающиеся одежды, трепещущие крылья, пышные волосы,
замысловатые позы «взрослых» ангелов, резвость голышей-путти - все это позволяло живописцам и
скульпторам барокко пластически насытить любое произведение, будь то монументальный алтарь или
картина. В живописи подобное засилье ангелов кажется иногда чрезмерным даже в работах великих
мастеров. Так в «Вознесении Марии» Эстебана Мурильо (1678) десятки клубящихся в кудрявых облаках
путти придают композиции излишнюю слащавость, а картина Рубенса «Мадонна в цветочном венке»
(1620) так и кишит упитанными крылатыми голышами, которые заполняют почти весь холст.

  
Бартоломе Эстебан Мурильо. Вознесение Марии. 1678 г.

Лакомка-путти из паломнической церкви в Бирнау, Германия.1747-50

Для того, чтобы представить себе, как обильно украшены изображениями   ангелов храмы в стиле барокко
и рококо, достаточно посетить одну из славящихся своими интерьерами церквей Германии, например,
Азамкирхе в Мюнхене (1733-35) или паломническую церковь в Бирнау на Боденском озере (1747-50).
Фигуры ангелов (как правило, из белого или раскрашенного алебастра) заполняют алтари, завершения
колонн, кафедры, карнизы, арки; ангелы парят в вышине на имитирующем небесный свод потолке.
Интерьер Азамкирхе (церкви Св. Непомука) – лучшее творение   мюнхенских мастеров братьев К. Д. и
Э. К. Азам, один из которых был живописцем и архитектором, а другой – скульптором и мастером
лепных украшений. Алтарь венчает скульптурная группа «Троица», по обе стороны от которой взметнули
крылья ангелы. Лучи из невидимых зрителю окон подсвечивают скульптуры, сияющие в полумраке
храма поистине неземным светом. Достопримечательность церкви в Бирнау - прелестный путти,
прозванный лакомкой («
Honigschlecker») за то, что он с лукавым видом сосет пальчик
(скульптор А. Фойхтмауэр).


Интерьер паломнической церкви в Бирнау, Германия.1747-50

В ангелах эпохи барокко мы не увидим такой сосредоточенной духовности, как в их ренессансных
предшественниках. Их красота иная, более земная и чувственная, поэтому порой творения мастеров
барокко пробуждали в верующих не только любовь к Богу. Такова скульптурная группа блистательного
Лоренцо Бернини «Экстаз Святой Терезы» (1645-52) в римской церкви Санта Мария делла Витториа.
Монахиня 16 в. Тереза Авильская оставила записки, в которых повествовала, что во сне ей явился
ангел «в плотском образе» и пронзил ее сердце золотой стрелой, от чего она испытала «сладостную муку».
Бернини поместил беломраморные фигуры монахини и ангела в глубокую нишу из цветного мрамора.
Сверху на них спускается поток острых золотых лучей. Еще более, чем броская эффектность этой
композиции, современников поражал ее эротический характер. Двусмысленно улыбающийся ангел
со стрелой в руке и сомлевшая в сладостной истоме женщина - ну чем не античный Эрот
и его очередная жертва?



Лоренцо Бернини. Экстаз Св. Терезы. 1645-1652 гг.

В эпоху уравновешенного классицизма, сменившего неистовый стиль барокко, художники отдавали
заметное предпочтение античной мифологии. Еще менее тяготели к изображению ангелов мастера
реалистического направления. В противоположность им художники-романтики создали совершенно
неожиданные работы на традиционные библейские сюжеты. Таков «Сон Иакова» (1800-1805) английского
поэта и графика Уильяма Блейка.


Уильям Блейк. Сон Иакова. 1800-1805 гг.

В искусстве 20 века ангелы, хотя и не часто, но все же появляются на полотнах живописцев. Так, на одном
из полотен своего библейского цикла (1960-66) Марк Шагал запечатлел встречу Авраама с тремя ангелами.
Среди пылающих песков пустыни сидят за столом   небесные гости. Крылья ангелов на фоне алого песка
сияют немыслимой, неземной белизной, как сгустки облаков или осколки высокогорного льда. В их фигурах
ощущается какая-то первозданная, немного неуклюжая грация, словно они вылеплены рукой еще не очень
умелого, но старательного скульптора.



Марк Шагал. Авраам и три ангела. 1960-66 гг.

И все же произведения, возвращающие образам ангелов былое величие, в искусстве двадцатого столетия
редки. Значит ли это, что время ангелов действительно миновало? Каждый человек решает это сам для себя.
Листая альбомы, проходя по музейным залам, посещая знаменитые храмы, внимательно и долго смотрите
на ангелов… Их просветленная спокойная красота, их духовная безмятежность – как раз то, чего нам всем
мучительно не хватает. 

Автор: Марина Аграновская
Источник:
www.maranat.de

promo marinagra february 28, 2015 07:47 227
Buy for 20 tokens
"Главная линия этого опуса ясна мне насквозь!" - говорил кот Бегемот. Главная линия литературно-художественного котоальманаха "Коты через века" - образы котов в культуре разных стран и эпох. Вы узнаете о котах в фольклоре, живописи и графике, поэзии и прозе, мультипликации и…
Ваш цикл - это "В гостях у сказки". И что? Теперь сказка закончилась? А я только что полностью поверила в то, что в Рождественскую ночь (все равно какую) мне в окно помашет рукой мой ангел. А я и не растеряюсь. Потому как буду полностью готова к этой встречи и сразу пойму откуда он. Из эпохи барокко, классицизма или эпохи Возрождения.
Действительно, если правильно классифицировать рождественского ангела, он будет благосклонен и останется с Вами на весь год! Мне кажется, Ваш должен быть из эпохи возрождения - с вдохновенным ликом и лютней в руке)
Да, эпоха Возрождения - это мое. И цыет, и форма, и трактовка. Можно и слютней. А можно и просто так.))) И Вам желаю в Рождество встретить своего ангела. И Алисе. И кошкам. Я не верю, что у животных нет души.
Спасибо. Конечно есть душа у животных. И свои животные ангелы)
Это не просто современный ангел - это кошачий ангел! ))
Как раз к нашему диалогу с Инной)
Re: зимний кошачий ангел))
А, может, это домашняя кошка ангела?
Re: зимний кошачий ангел))
Тоже может быть...
Огромное спасибо!
Так и хочется сказать:"Ангела Вам Хранителя".
Как много я оказывается пропустила интересного!
Еще один ангелочек- от меня:
прелестный монамур)
Современные изображения ангелов - тоже очень интересная тема. Есть и серьезные, и шутливые сюжеты. Может когда-нибудь займусь)
Спасибо! Хороший обзор истории искусства и Писания одновременно!
Мне осталось непонятным вот что: почему традицию изображать ангелов младенцами связывают с интересом к образу Эрота? Не может ли быть обратная связь? В античном искусстве ведь был наиболее распространен тип Амура-юноши, да и согласно мифологии, он подрос до знакомства с Психеей. Поэтому мне кажется, что логика была обратной: в эпоху контрреформации изображения ангелов-младенцев посчитали наиболее целомудренными.
Интересный вопрос, спасибо. Вот здесь об этом кратко и толково:

http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8C%20%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0/%D0%9F%D1%83%D1%82%D1%82%D0%B8/

Добавлю еще, что образ эрота-ребенка, непослушного шалунишки, обрел популярность благодаря эллинистической поэме Аполлония Родосского "Аргонавтика", 2 в до н. э. , которая была очень любима во времена поздней античности.
С другой стороны в мифе об Эроте и Психее - Эрот вполне взрослый юноша, каковым и изображался.
Согласен, сами фигуры обнаженных младенцев восходят к античности, но ведь они не обязательно отождествлялись именно с Эротом? Все-таки Эрот один, а этих римляне изображали на рельефах и в скульптуре, как правило, в большом количестве, т.е. это уже тогда были путти, как я понимаю. Конечно, их условно могли называть амурчиками, но по смыслу это ведь не то.
Это уже другая тема - как эволюционировало изображение эрота в античном искусстве. Тоже интересно)
Благодарность и пожелания всего наилучшего
Благодарю за дневник "marinagra", желаю всего самого доброго, буду радпродолжению Вашего дневника.
С уважением , Павел В. Лашкевич, Киев.
Про национальную гордость Беларуси.
Пользователь luda_sochi сослался на вашу запись в своей записи «Про национальную гордость Беларуси.» в контексте: [...] ангелов. Это была находка для историков музыкальной культуры Беларуси. (Марина ! Для твоего поста [...]
Время ангелов. Часть 1
Пользователь motylec сослался на вашу запись в своей записи «Время ангелов. Часть 1» в контексте: [...] обратиться к собственно ангелам, самым близким человеку небесным созданиям. ПРОДОЛЖЕНИЕ, ЧАСТЬ 2 [...]