осеннее...

Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа.

В моем ПЕРВОМ РАССКАЗЕ о путешествиях по СССР, запечатленных на слайдах, речь шла о празднике в карпатском селе Криворивня. Продолжая этот цикл рассказов, я предоставляю слово автору хранящихся в нашей семье слайдов, фотографу с более чем пятидесятилетним стажем, моему отцу Анатолию Моисеевичу Сироте (turnepsik).


Дерибасовская улица в Одессе.  Слайд (диапозитив), 1963 год
Все слайды сделаны на цветной обратимой пленке AGFA COLOR

Для того, чтобы стало понятно, почему меня "взяли" в Одессе, нужно немого углубиться в историю фотографии, которая быстро забывается в нашу цифровую эпоху.
Определение экспозиции было в свое время сложнейшей проблемой при фотографировании. Особенно, если речь шла не о том, чтобы сделать в студии чей-то портрет, когда фотограф уже знал, какие у него стоят лампы, а когда мы фотографировали во время путешествий, при изменчивой погоде. Сначала - это время я не застал - экспозицию определяли по правилам, которые можно было прочитать в книжках. Там давались советы,  но в конкретной ситуации руководствоваться ими было довольно трудно. Опытные фотографы опирались  на  свой многолетний опыт.



Фотосумка для фотоаппарата, экспонометра, съемных объективов, съемного видоискателя, запасной пленки и прочих принадлежностей. Вес сумки достигал пяти килограммов, остроумные фотографы называли ее "фотовериги". ))

Когда я пятьдесят с лишним лет назад начал фотографировать на цветную обратимую пленку, появились экспонометры – приборы, которые позволяли определить экспозицию, - и это было колоссальным техническим достижением. Но дело в том, что экспонометр мог определить экспозицию только для того объекта, на который он был направлен. А объекты имели разную освещенность, некоторые были на солнце, некоторые в тени, они были по-разному окрашены, и, как нам объясняли книги, имели разную цветовую температуру.  От экспонометра, от того, как его применить, во многом зависел успех - ведь фотошопа еще не существовало и поправить слайд после съемки никто не мог.


Экспонометры "Свердловск" и "Ленинград" с футлярами


Экспонометры "Свердловск" и "Ленинград"

В конце концов, появился экспонометр "Свердловск" с батарейками, которые всегда надо было иметь при себе, потому что они быстро выходили из строя, и этот экспонометр показывал точные результаты для того объекта, на который он был направлен. А на что именно он должен быть направлен – вот это надо было знать. Сейчас можно сделать несколько одинаковых снимков с разной экспозицией, но в то время это было транжирством импортной пленки AGFA. Этого мы себе не позволяли. Было правило: даже самый ценный сюжет снимался один раз. Ну, в крайнем случае, повторялся с некоторыми изменениями композиции. При этом я снимал довольно много, и получалось почти всегда прилично, потому что, в конце концов, с экспозицией мы научились справляться и правильно использовали экспонометр.


Таблица на задней стенке экспонометра "Свердловск"


Фотоаппарат "Киев" со съемным видоискателем

Мой фотоаппарат "Киев" был целиком скопирован с немецкого аппарата " Contax". Его делали на заводе "Арсенал", который был в качестве репарации вывезен из Германии в Киев, поэтому аппарат так назывался. Помню, в самом начале 90-х годов в Париже я что-то долго пытался сфотографировать в Латинском квартале, на одной из улиц, сплошь заполненных столиками кафе. Я там бродил со своим фотоаппаратом, и вдруг ко мне подошел молодой человек и воскликнул на английском: "Боже мой! Это же "Контакс!" И он еще работает!"


Сменные объективы  для фотоаппарата "Киев"


Объектив с блендой для защиты от солнечных лучей

Для широкоугольника и телевика я пользовался сменными объективами, что само по себе вызывало оторопь у окружающих, потому что в то время этим мало кто пользовался в России. Хотя "фотоохотники", которые фотографировали птичек и насекомых, пользовались уже тогда огромными телевиками, но обычный российский турист на сменную оптику смотрел с удивлением. А кончилось тем, что в 80-е годы на меня с удивлением смотрели за рубежом, даже в Болгарии, туристы из других стран Европы, глядя, как я тычу своим экспонометром в какую-нибудь стенку, потому что у них уже все было автоматически. Они фыркали, глядя, что такое я делаю, как это я снимаю такой огромной камерой и еще предварительно куда-то тыкаюсь. А в Союзе никакой автоматики тогда еще не было, мы сильно отстали, а потом очень быстро все наверстывали.


Съемный видоискатель для фотоаппарата" Киев"

Встроенный видоискатель у Киева" был только для обычного объектива, а съемный видоискатель для всех трех объективов прилагался к фотоаппарату и был необычной штукой: им можно было пользоваться для поиска сюжетов, независимо  от фотоаппарата. В фотоаппаратах других типов таких съемных видоискателей не было, поэтому он был чем-то странным и с ним связаны разные забавные истории. Одна из них - "Как меня брали в Одессе".


Улица Розы Люксембург, бывшая Полицейская, вид на мост Коцебу. Слайд (диапозитив), 1963 год
Одесситы называли эту улицу "улицей розы Люксембурга"))


Вид из Пале-Рояля на Ришельевскую. Слайд (диапозитив), 1963 год

Я поехал в Одессу в 1963 году, в те времена, когда специальной туристической литературы еще не было, но я обнаружил в Москве магазин провинциальных издательств. Туда поступали книги из местных издательств, и среди них были такие, в которых рассказывалось об истории города или республики, и иногда какой-нибудь кусочек был посвящен архитектуре. Только так удавалось найти какие-то сведения о памятниках архитектуры, других источников не было. Не было же никаких интернетов, не было никаких путеводителей, и вообще самодеятельные путешествия не поощрялись. Туристических схем никаких не полагалось, карты городов были военной тайной, и на первых туристических схемах, которые начали издавать, как говорили, специально делались ошибки, чтобы враг в случае чего не мог ими воспользоваться. Позднее появились туристические схемы без указания расстояний, но когда я отправлялся в эти первые поездки, не было совсем ничего.
Я помню, что первую карту Вильнюса составлял мой друг Захар Шраго таким образом: я раздобыл альбом фотографий Вильнюса, и он, судя по тому, как на одной фотографии видны какие-то здания, изображённые вместе, и как потом они отдельно сняты, по этому альбому создал карту города. И я сначала ходил по Вильнюсу с этой картой.


Сабанеев мост (улица Менделеева).  Слайд (диапозитив), 1963 год

Ну так вот, в этом магазине, который был расположен рядом с нынешним книжным магазином «Библиоглобус» на бывшей улице Кирова, я приобрел книжку "Красавица Одесса" или что-то в этом духе. Там сообщалось о революционных традициях, о героическом прошлом, и была пара страничек об архитектуре Одессы и о нескольких зданиях, построенных в стиле ампир.


Пионеры у памятника герцогу де Ришелье. Слайд (диапозитив), 1963 год

Я родился в Одессе и, как полагается истинному одесситу, проживал " на углу" – Ришельевская, угол Успенской. Но было это в далеком детстве и, не имея карты, мне пришлось спрашивать дорогу у одесситов, в те годы еще не переселившихся в Америку. Объясняли дорогу они, порой, забавно. «Вы дойдете до конца улицы и повернете направо», - сказал мне один одессит, вытянул левую руку и посмотрел на меня испытующим взглядом. «Простите, вы сказали направо, почему же вы вытянули левую руку?» - «Молодой человек! Когда вы дойдете до конца улицы, вы увидите наше Черное море. Вы же захотите на него посмотреть и повернетесь. И тогда там где у вас сейчас левое, станет правое».


Знаменитая потемкинская лестница. Слайд (диапозитив), 1963 год

С помощью одесситов я понял, где находится одно из отмеченных в книжке зданий, пришел туда, вытащил книжку, посмотрел на картинку, убедился, что это то самое здание. Достал свой фотоаппарат, свой экспонометр, ткнул экспонометром по направлению к зданию, и тут ко мне подбежали с двух сторон сразу два молодых человека. Один молодой человек был приятной внешности, хорошо одет, а другой изображал из себя босяка. У него были какие-то рваные сандалии на босу ногу, рубашка сомнительного свойства, одетая поверх еще более сомнительных брюк, непричесанная шевелюра, и физиономия очень простецкая, и он меня тоже стал дергать с другой стороны. Я попытался освободиться, но они держали меня крепко и ссорились между собой. Приятный молодой человек говорил "Я за ним давно слежу", а тот, который был, как босяк, отвечал: "А я за ним иду еще из парка Шевченко. Он там порт фотографировал, а теперь вот военную школу".


Приморский бульвар. Дворец культуры моряков (Дворец студентов). Слайд (диапозитив), 1963 год

Я говорю: "Пустите, что вы ко мне пристали?" В конце концов, "босяк" пересилил и отбросил приятного молодого человека в сторону. Я по их репликам, наконец, понял, что молодой человек – это КГБ, и он меня заподозрил, очевидно, потому, что на мне была нейлоновая рубашка светло-коричневого цвета, которую жена привезла мне из командировки в Чехословакию. Тогда в СССР таких рубашек не было, и они воспринимались как чудо – их не надо было гладить и они моментально сохли после стирки. Эти ребята решили, что раз на мне такая заграничная рубашка, то я иностранец, который фотографирует это здание. А в этом здании, как у меня в книжке было написано, раньше помещались полицейские казармы, и оказалось, что там и в это время находилась какая-то военная школа. То есть иностранец фотографирует военную школу. То, что я говорил по-русски, их не убедило, а показалось тем более подозрительно. Такой булгаковский "консультант".)))


Вид на порт с конца Дерибасовской улицы. Слайд (диапозитив), 1963 год

"Босяк" вцепился в меня и потащил куда-то. При этом по дороге он со мной очень мило беседовал. Он оказался сотрудником контрразведки. Одесса же пограничный город, море… почему он так был одет – не знаю. Может, это такой образ, чтобы не выделяться из народа, а может, это действительно был его стиль. Держал он меня крепко, просил ли я у него удостоверение – не помню. Начал приставать – что у тебя в сумке, покажи! Я показываю – вот фотоаппарат. Видоискатель его сразу же заинтересовал. Долго он меня тащил, по дороге мило рассказывал про какие-то свои приключения. Спрашивал: "а вот ты когда через парк шел, ты видел там на скамейке старик со старухой сидели?" Я говорю: "а что мне на них смотреть?" Оно отвечает: "так это наши были! Я когда за кем-нибудь иду, меня никто не замечает". Я отвечаю: "а какое мне дело, идешь ты за мной или не идёшь. Я рядовой гражданин и ничего не делаю такого, чтобы за мной ходить".
- "Ну, вот мы сейчас разберемся".


Вид на одесский порт с улицы Гоголя. Cлайд (диапозитив) 1963 год

Это были времена хрущевские, вегетарианские, как теперь говорят, и он меня привел в контрразведку. Там меня встретил молодой симпатичный офицер, начал задавать вопросы. "Я москвич, ничего не нарушал"… а босяк докладывает: "вот у него дальномер, - и показывает на мой съемный видоискатель, - а вот у него записная книжка, в ней расписание поездов". Я объясняю, что списал на Киевском вокзале расписание поездов, что такого? А "босяк" не унимается – "и рубашка на нем заграничная!" Экспонометр почему-то не привлек его внимания.
Я говорю, что снимал тот же дом, что сфотографирован в книжке, что это архитектура. Ну, говорит офицер, мы сейчас проявим вашу пленку и посмотрим. Я говорю: "Нет! Вы не сумеете проявить, я не дам!"
Даже удивляюсь, какой я тогда был молодой нахал.
-"Как не сумеем?"
-"Вот не сумеете, это специальная цветная обратимая пленка, вы такую не умеете проявлять.
И вообще я москвич, живу у родственников, у них дома мой паспорт".
- "А где вы здесь живете?"
- " Вот на такой-то станции такого-то Фонтана…"
- "Ну ладно, давай поедем, проверим, живут там твои родственники или нет".
И вот мы садимся в джип и едем к дяде Мише. Увидев этот джип, дядя Миша тут же чуть не скончался. Дядя Миша был старый одессит и все прекрасно понимал. И когда они сказали, что мы с такой-то улицы, а дядя Миша отлично знал, что на этой лице находится, это был кошмар! Тут я им показал паспорт. Они посмотрели и сказали: "ну ладно, прощаем!"
Приезжаю я в Москву, открываю газету и вижу: на всю половину страницы прекрасная фотография одесского порта из парка Шевченко. То самое, в чем меня "босяк" обвинял - что я из парка фотографировал порт!


Одесский порт. Слайд, (диапозитив) 1963 год

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА. ЧАСТЬ 2 

Жительница Одессы kiczune прошлась с фотоаппаратом по тем местам, которые запечатлены на наших слайдах и опубликовала свои  фотографии современной Одессы в комментариях к этому посту (конец первой - начало второй страницы комментариев). Большое спасибо!!!

Posts from This Journal by “слайды” Tag

promo marinagra february 28, 2015 07:47 227
Buy for 20 tokens
"Главная линия этого опуса ясна мне насквозь!" - говорил кот Бегемот. Главная линия литературно-художественного котоальманаха "Коты через века" - образы котов в культуре разных стран и эпох. Вы узнаете о котах в фольклоре, живописи и графике, поэзии и прозе, мультипликации и…
Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Вос
Пользователь eliseevna_50 сослался на вашу запись в своей записи «Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа.» в контексте: [...] взят у в Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа. [...]
Спасибо за пост и такие фоты, все забрала... Еще на Дерибасовской растут акации, а не липы как сейчас и будочка известного сапожника возле моста Коцебу ( улица Розы) я ее не видела уже, прабабушка рассказывала... я родилась в доме что за густой листвой прямо за железным мостом, при мне уже такой буйной зелени не было, в конце 70ых говорят жутко оледенение было и много деревьев сломались и упали.... Классные фотки. И история поучительная.
Спасибо, очень приятно, я передам папе Ваш комментарий - мы с ним полагали, что Одесса с тех пор, с начала 60х, наверное, не очень изменилась. В смысле, здания все те же. А вот оказывается сколько перемен, коренные одесситы сразу замечают! Я думала, что эта будочка - что-то вроде автобусной остановки, а это оказывается сапожника будочка. В Москве тоже были сапожники в будочках, помнятся с детства, а теперь вроде и нету их уже...
Спасибо за путешествие во времени, можно сказать патриархальные времена были, если конечно опустить "детали".
Фототехника внушает уважения, а что такое обработка цветной фотопленки, знаю не понаслышке.

Увы, пятикилограммовая сумка для серьезных фотографов никуда не делась, тяжелый зеркальный аппарат, внешняя вспышка, пара обьективов, и все это опять виснет на плече. Но как бы не поумнели современные аппараты, снимает все равно фотограф!

Спасибо за прекрасные фотографии и ждем новых путешествий!
Все это колдовство с экспонометром и видоискателем сопровождало меня с детства во время путешествий с родителями и их друзьями. Особенно мне нравился видоискатель, но поиграть с ним папа мне не давал).
Разница в том, что раньше и фотограф0-любитель вынужден был таскать с собой фотосумку, а сейчас он может ходить налегке с компактом, хотя компакты выходят из моды).
Насчет того, что снимает все равно фотограф - золотые слова. Забавно, когда человек покупает навороченную технику, ставит на автомат и больше особо не напрягается. И результат получается не очень(.
Сканируем, сканируем, в следующий раз поедем на Кавказ!

Замечательная история, Марина. Просто личный подарок мне, наряду с фотографиями. Я Одессу такой помню. :)
Я так и думала, что Вы оцените, Эд! Недаром значит я отца вдохновляла на воспоминания)
Это Одесса моего детства. Мои родители (светлая им память!) старались показать нам с сестрой как можно больше городов, и Одесса - самый близкий архитектурный шедевр! - была первым городом, где мы бродили по улицам и просто смотрели на дома и на море. Такую Одессу я помню, она для меня то, что и называется "Одесса". А еще - теплоход Одесса-Херсон, каюта на всю семью... А потом - спустя несколько лет, - "Ракета" - из Херсона в Одессу часа за четыре, если я не ошибаюсь, вприпрыжку по волнам... И папина сумка со стареньким фотоаппаратом "Зоркий-С", и потом темная комната и фотографии в ванночках...
Как давно это было, и сколько всколыхнуло давно, казалось, забытого... Спасибо вам за этот рассказ!
Рита, я как раз подумала, что тебе будет интересно - Херсон ведь совсем рядом с Одессой. Меня возили в раннем детстве в Люсдорф и мы пару дней жили в Одессе у того самого дяди Миши, который упомянут в папином рассказе. но я ничего не помню. Позднее ездила к родственникам на дачу на Фонтан, ходила с путеводителем, восхищалась. Как великолепно спланирован город, какая архитектура элегантная. На слайдах это видно.
А фотографии твоего папы не сохранились?
в Севастополе тоже такие пареньки в штатском на Графской пристани дежурили ))
Сам был свидетелем неоднократно , как поясняли другим , что нельзя .
Приезжие часто на этой теме ловились, а местные были в курсе, поэтому даже не пытались ! )))
Интересно другое - на день ВМФ - как в этом случае контора поступала ? , когда корабли на реиде, как на ладони, а вдоль бухты сотни тысяч глаз с Зенитами и ФЭДами
Значит история с папой была довольно типичная. ) Может в день ВМФ они отменяли свои ограничения. Ведь логики нет никакой, если в газете напечатана та же самая фотография порта, за которую отец оказался в конторе?)))
Отличная и занимательная история в духе "легенд Дерибасовской улицы"). Фотографии прекрасно сохранились и воссоздают дух прекрасного города).

Какая же сложнейшая атрибутика была у старых фотоаппаратов и всё это необходимо было с собой таскать!). Действительно, вериги). Когда-то и у нас дома был фотоаппарат Зенит и сохранилось много семейных фотографий, кстати, тоже очень хорошего качества)

Спасибо! Таскать, менять объективы, возится с экспонометром! Я просто удивляюсь, как удавалось в таких условиях много и в большинстве своем удачно фотографировать. А вот Вы бы попробовали сканировать фотогарфии. С годами они приобретают историческую, а не только семейную ценность)
Какая интересная техника, снимки и рассказ замечательный!
Запреты на фото до сих пор действуют, никогда не знаешь где тебя "поймают" - меня год назад заловили охранники ЖД поликлиники (тоже мне, режимный объект), пришлось показывать, что я снимаю макро ажурную решетку ограды :) У брата, члена союза фотохудожников России, в футляре камеры лежит распечатанная памятка что можно снимать и на каком расстоянии.
Мой дед учился в Одессе, есть пара-тройка снимков двадцатых годов, правда в основном, пляжных.
Они иной раз просто не могут понять, что такого интересного там фотографируют. Папу еще пару раз забрали но за дело)) - он проник со своим фотиком в запретную зону! а один раз нас с ним забрали в милицию вместе: в Фергане мы фотографировали восточный базар. В отделении папа пытался объяснять узбекским милиционерам, что это живописное зрелище)))
Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Вос
Пользователь viktor_5151 сослался на вашу запись в своей записи «Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа.» в контексте: [...] взят у в Путешествия по СССР: "Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа. [...]
Очень советская, типовая история. Брат моей бабушки после войны был командирован в США, вернулся в 1947 году, слишком хорошо для 1940-х годов одетым (естественно), и когда ехал к нам на дачу, пытался что-то фотографировать из окна поезда. В Мытищах, на полпути его и взяли - там были какие-то заводы, попавшие в кадр. Дед в орденах и регалиях ездил объясняться и выручать...
Как интер5есно - даже в поезде следили. Один к одному история! Хоть чем-то выделяться из толпы было уже рискованно, а если к тому же и фотографировать)))).
Огромное спасибо за фотографии! Цветные того времени достаточно редкие. Хотелось бы, конечно, продолжения))
Это слайды, отсканированные с цветной обратимой пленки с помощью слайд-сканера . Цветные фотографии в то время, в СССР во всяком случае, по качеству уступали слайдам. Но со слайдов не печатали фотографии, только с цветных негативов.
Продолжение запланировано, но уже не про Одессу)
Такой интерсный рассказ! И фотографии потрясающие, я засмотрелась на одной на пару девушек со спины - они так безмятежно идут по улице, и как-то сразу переносишься в ту жизнь благодаря одной детали...
Удивительное качество снимков всё-таки. И Одесса смотрится вполне такой отстроенной и симпатичной.

Фотографировала папиным "Зенитом", помню, как на глаз выставляла выдержку и диафрагму, и какая радость была, если фотография получалась, как задумывала.
Спасибо! Мне тоже нравится рассматривать транспорт - такой характерный троллейбус! и одежду людей. Рисунок движения у людей отличается от нашего. Женщины более женственные, нет этой спортивности современной.
Одесса очень симпатичная, уютная, нет никаких реклам, все покрашено, зелено.
Это одна из самых старых серий слайдов, но вот если и выцвели за 50 лет, то незначительно, тогда и пленка была похуже, чем в последствии, хотя и импортная.
Долгих лет и крепкого здоровья Анатолию Моисеевичу!
Поностальгировал по плёнке, мокрому процессу, "Киевам", "Практикам" и "Пентаконам".
Небольшое дополнение: инструментальные методы экспонометрии применялись, как правило, только при съёмке на цвет. "Черняшка", за счет бОльшей фотографической широты, позволяла выставлять экспозицию "на глазок", по принципу "свету нет ли, свет ли есть - диафрагма пять и шесть" :)
Спасибо за пожелания и за уточнение! Отец только слайды снимал. Тогда вообще снимали или слайды или, как Вы говорите "черняшку". Цветные фото уж очень получались у любителей некачественно из-за пленки и проявки.
Ах,Марина! В своё детство попала. Всё-всё помню. И папу своего вспомнила с его фотоаппаратами. И этот экспонометр. И как папа меня учил всем этим премудростям. И как он плакал, когда передавал мне свои "фотографические драгоценности." с твёрдой уверенностью, что я ими буду пользоваться., и которые сейчас лежат у меня в дальнем углу шкафа за своей ненадобностью.
Ну и, конечно, Одесса. Я ведь жила в Херсоне. Каждое лето ездили в Измаил через Одессу, которую люблю с тех пор. И помню её такой, как сейчас увидела на этих фотографиях.
Спасибо, Марина.
И поклон Анатолию Моисеевичу.
Милая Галя, поклон непременно передам! собственно, папа читает комментарии. Надеюсь, что это пост тебя больше порадовал, чем расстроил. Приятно возвращать людям воспоминания. Так непредсказуема жизнь. Знал бы мой папа, которого приняли в его нейлоновой рубашке за иностранного агента, что он привезет свой любимый "Киев" и все эти экспонометры с Германию, и что они будут, как и у тебя, лежать в кладовке, потому что появится "цифра". И что старенькие слайды получат новую жизнь в интернете, и их увидят люди на разных концах планеты, в том числе и бывшие и нынешние одесситы и жители Херсона. Чудеса!